Русские историософские школы

Информация » Россия между Востоком и Западом » Русские историософские школы

Страница 2

В этих условиях родилось евразийство – третье крупное течение русской историософской мысли. Евразийцы сходились со славянофилами в том, что критически относились к западной цивилизации, присваивающей себе статус цивилизации вселенской, общепланетарной и высшей. Н.Трубецкой в работе «Европа и человечество» ставил следующие вопросы:

1. Можно ли объективно доказать, что культура романо-германцев совершеннее всех прочих культур, ныне существующих или когда-либо существовавших?

2. Возможно ли полное приобщение какого-либо народа к культуре, выработанной другим народом?

3. Является ли всеобщая европеизация неизбежной?

На все эти вопросы Трубецкой отвечает отрицательно. Евразийцы считали, что будущее человечества принадлежит отнюдь не западной культуре, а некоторой другой, евро-азиатской, которую призвана создать (и уже создала отчасти) Россия. Эта культура не есть восточная и не есть западная, а некоторая другая – особая третья культура.

Таким образом, евразийская школа первая оторвала русскую историософскую мысль от европейской печки и танцевала уже от печки евроазиатской, преодолев этим своеобразный региональный барьер европейского цивилизационного центра и выйдя уже в этой своей концепции на общепланетарный уровень мышления.

Рассмотрим сильные и слабые стороны трех перечисленных выше школ. Огромным, непреходящим и вечным достоинством славянофильской позиции является постановка ею во главу угла христианства и православия. Для славянофилов главным и центральным является, прежде всего, православие, истинная вера, - именно она есть «базис», все же остальное – лишь «надстройка».

«Славянофильство, - говорит Бердяев, - довело до сознательного, идеологического выражения вечную истину православного Востока и исторический уклад Русской земли, соединив то и другое органически. Русская земля была для славянофилов, прежде всего носительницей христианской истины, а христианская истина была в Православной Церкви. Славянофильство означало выявление православного христианства, как особого типа культуры, как особого опыта религиозного, отличного от западно-католического и потому творящего иную жизнь».

Также сильной стороной славянофильского учения является его чуткость и зоркость в видении ошибок западноевропейского цивилизационного пути, глубокий и всесторонний анализ которых оно дало, указав для России здравую и верную модель отношений к Европе. Еще одна сильная сторона – ярко выраженный патриотизм славянофилов, их вера в силы, возможности и будущее славяно-русской православной цивилизации, которая была для них своей и родной. Бердяев говорит, что славянофильская концепция происходит не от теоретических умозрений, но из глубин русского православного духа.

«Славянофильство, - писал он, - выросло из религиозного опыта, а не из книжных влияний, не из философских и литературных идей. То был религиозный опыт всего русского народа за тысячелетнюю его историю, религиозный опыт восточного православия, претворенного в русской душе».

У западников больше слабых мест, чем сильных. Эта школа не создала ничего хоть сколько-нибудь философски-значимого. Ее слабые места являются противоположностями по отношению к перечисленным сильным сторонам славянофильской концепции. Самой слабой и непростительной стороной западников является их по большей части или равнодушное, или вовсе отрицательное отношение к христианству, а еще более - к православию. Еще одна слабая сторона – в некритическом отношении к западноевропейской культуре, в упорной слепоте к дефектам и болезням Европы, которая всегда представлялась им самым высоким идеалом, от которого безнадежно отстает Россия. Западники, далее, в отличие от славянофилов, чаще всего не были патриотами по отношению к своей Родине, и в этом также их слабая сторона. Свое богатство эти люди полагали на Западе, за пределами России, а ведь известно, что, где сокровище, там бывает и сердце. Положительная, однако, роль западников связана со многими полезными и ценными сторонами западной культуры (из области образования, науки, техники, промышленности, военного дела, медицины и т.п.) которые они хорошо знали и стремились реализовать в России.

Что касается евразийства, то его главная правда – в осознании ценности и значимости для русского пути восточноазиатской ойкумены. Слабой, по сравнению со славянофилами, стороной евразийства является его отношение к православию лишь как к средству достижения определенных политических целей, православие для евразийцев совсем не главное. Вообще слабых сторон у них более чем достаточно – концепция эта была во многих отношениях неразработанной или разработанной ошибочно. Она не родилась органично из глубин русского духа, как славянофильство, но была именно умозрительной теорией. Достаточно подробный разбор этих ошибок дал Г.Флоровский в работе «Евразийский соблазн», главный вывод которой:

Страницы: 1 2 3

Рекоменудем посмотреть:

Многоуровневое строение культуры
Культура не существует вне человека. Человек не рождается социальным, а лишь в процессе деятельности становится таковым. Образование, воспитание – это ни что иное, как овладение культурой, процесс передачи ее от одного поколения к другому ...

Теоретические основы социо-культурной деятельности с людьми пожилого возраста
Практическая жизнь общества свидетельствует, что без опре­деленной объединительной идеи, высоких духовных принципов и нравственных норм поведения личности государство не способно к социальным преобразованиям, осуществлению глубоких демок­ ...

Эволюционизм и диффузионизм в культурологии
В XIX в. в общественной мысли оформляется новая концепция развития человеческого общества - социальный эволюционизм, опирающийся на понятие эволюция, которое означает представление об изменениях в обществе и природе, их направленности, по ...