Явление андеграунда. Советское искусство 50-80 годы

Информация » Русское искусство ХХ века » Явление андеграунда. Советское искусство 50-80 годы

Основные направления, по которым развивался литературный андеграунд, соответствовали четырем основным позициям цензурных запретов:

1. социально-политическая критика советского режима;

2. эротика и порнография;

3. религиозная пропаганда;

4. "формалистическая" эстетика.

Последний пункт, при всей его неопределенности, переживался литераторами особенно болезненно, так как не просто стеснял свободу творческого поиска, но фактически в принудительном порядке кодифицировал допустимые приемы художественного письма. Освобождение культуры в рамках андеграунда от государственного диктата осуществлялось по двум направлениям:

1. Необходимо было вернуться к той исторической точке, где тоталитарное государство впервые вмешалось в естественный процесс эволюции стилей и художественных форм (это произошло в 20-е годы) и оттуда заново начать движение;

2. Следовало восстановить прерванные контакты с планетарным культурным процессом, найти общий язык с современной западной культурой [5, 38].

Если первая задача могла быть решена лишь совместным усилием уцелевших участников литературного процесса 10-20-х годов и нового поколения поэтов, то вторая часть предполагала сознательное отталкивание от старших, от предшествующего русского авангарда, и со временем литературный самиздат все более и более очевидно отпочковывается от старой культурной традиции. По мере отслоения нового андеграунда от предшествующего культурного пласта все большее значение приобретают полуподпольные или просто приватные группки и кружки - уже "без взрослых".

Среди первых образований подобного рода - компания студентов московского Института иностранных языков, которая регулярно собиралась в середине 50-х на квартире Галины Андреевой. Общепризнанным лидером на мансарде стал Леонид Чертков, студент библиотечного института, большим уважением пользовался Николай Шатров, близкий Б.Пастернаку и считавшийся тогда восходящей звездой молодой московской поэзии. На творчестве Шатрова сказалось влияние почвеннической идеологии. Однако общее направление "мансарды" было прозападным - здесь читали и обсуждали не только стихи собственного сочинения, но и западные литературные новинки, практически неизвестные советскому читателю.

Выше других стоял авторитет Красовицкого. Л.Чертков долгое время не без гордого вызова именовал себя не иначе как "вторым после Красовицкого величайшим русским поэтом". "Группа Черткова", по точному замечанию современного исследователя В.Кулакова, "стала основой, прообразом нового "нормального", то есть негосударственного культурного пространства, поскольку в советском культурном пространстве, как считали "чертковцы", подлинное высокое искусство невозможно". Красовицкий воплотил эту концепцию последовательнее других. Его поэзия, несомненно, одно из самых значительных явлений в русской культуре ХХ века. Анна Ахматова называла его "бесспорно гениальным", но еще в начале 60-х годов Красовицкий отказался от своих стихов, уничтожил все написанное. Сама же группа перестала существовать в январе 1957 года, после ареста Леонида Черткова [5, 45].

Еще раньше, в начале 50-х годов, в Ленинграде складывается подпольная группа живописцев постсезаннистского направления - В.Шагин, Н.Жилина, А.Арефьев, Р. Васми - с отчетливо обозначенными оппозиционными официозу литературными вкусами. Эти вкусы выражает поэзия Рональда Мандельштама, в чьих стихах возрождается "декадентская", неосимволистская эстетика. Р.Мандельштам органически использовал элементы живописного языка и развивал мистические, медитативно-визионерские мотивы, впоследствии подхваченные и усиленные в поэзии ленинградского неофициального журнала "37". Для русского андеграунда 50-80-х годов вообще характерно стремление к синкретизму, к размыванию жанровых и видовых различий: художники ориентируются на слово, литературу, писатели же используют опыт изобразительных искусств - традиция, коренящаяся в русском модернизме и вновь воскресшая в искусстве советского постмодерна.

Рекоменудем посмотреть:

Восток ожидает своего обращения
Как же окажется возможным обращение в христианство мусульман, буддистов, индуистов, - ведь на первый взгляд это совершенно нереально? Ответ, однако, простой: их обращение возможно точно так же, как и все имевшие место в истории массовые о ...

Персональные справочники
Значительную группу справочных изданий составляют персональные справочники различных типов. Из них, прежде всего, следует назвать «Летопись жизни и творчества» отдельных мастеров искусства. И хотя эта группа справочников пока еще немногоч ...

Города Испании: исторический аспект
Испанский король Карл V, одновременно римский император, мечтает о всеевропейской империи. Лиссабон, Севилья – величайшие порты и города Европы. Севилья в первой половине XVI в. обгоняет по торговому обороту все крупнейшие европейские по ...