Основание Санкт-Петербурга

Летом 1703 года на небольшом островке Невы Петр I, по сообщению тогдашних «Ведомостей», «новую и зело угодную крепость построить велел, в ней же шесть бастионов, где работали двадцать тысяч человек подкопщиков, и тое крепость на свое государственное именование, прозванием Петербургом обновити указал». Одновременно с закладкой крепости была торжественно заложена и деревянная Петропавловская церковь.

Иноземцы, видевшие Петербург всего лишь 8-9 лет спустя после его основания, уже описывают в нем много достопримечательностей. В 1718 году они рассказывают о его пышных городских и загородных дворцах и о красивых садах, а в год кончины Петра готовы признать новую столицу одной из прекраснейших столиц мира. Нужна была исполинская воля и нечеловеческая энергия для того, чтобы поднять город с такой быстротой из болота, поднять к тому же среди непрерывных и жестоких испытаний.

Личное участие Петра в строительстве нового города ограничивалась разве только второстепенными распоряжениями во время неожиданных наездов, когда он наскоро успевал облюбовать какое-нибудь новое местечко на Неве для будущих строений и ухитрялся на ходу тут же заложить одно из них. Не только Петр, но и его любимец Меньшиков, которому впоследствии в качестве петербургского генерал-губернатора пришлось быть главным распорядителем при застройке города, не принимал участие в петербургских делах до 1710 года. Только после удачи под Полтавой и особенно после неудачи на Пруте, начиная с 1711 года, Петр уже всецело мог отдаться любимейшему детищу «Санкт Питер Бурху». Но всё равно работа по застройке города планомерной не стала, по-прежнему в строительных предприятиях Петра не было какого-либо обдуманного, заранее подготовленного плана. Почти все, что строил Петр, он тотчас же начинал перестраивать и перекраивать. Нередко постройка останавливалась, после того, как были выложены фундаменты, и затем продолжалась уже по другому плану. Сплошь и рядом какое-нибудь здание начинал один архитектор, продолжал второй, кончал третий, а перестраивал уже четвертый. От этого получалось невероятная смесь архитектурных стилей и декоративных приемов.

Только несколько основных строительных идей – и то самого общего характера сидели, по-видимому, неотступно в голове Петра. Прежде всего, его новый город должен был быть как можно меньше похож на русский. Что касается чисто архитектурного облика города, то он рисовался Петру вероятно смутно. Страстный любитель воды, он, несомненно, хотел, чтобы это был город каналов как Амстердам или Венеция. Город представляться ему в виде огромного скопления кирпичных, тесно прижавшихся один к другому домов с высокими черепичными крышами и с множеством разбросанных по разным концам башен со шпицами.

Первые петербургские постройки были из леса. Но Петр, чтобы воплотить свои желания приказал деревянные здания расписывать под кирпич и камень. Наивное расписывание деревянных построек под камень и кирпич предсказывало дальнейшее развитие строительной деятельности Петра, которая вскоре всецело была направлена на замену дерева камнем.

Такое тяготение к камню сказалось и на судьбе целого ряда первых петербургских построек. Заложенное осенью 1704 года Адмиралтейство сначала состояло из земного вала, внутри которого с весны начали рубить деревянные амбары, а посередине были устроены ворота с башней и шпицем. В 1711 году средняя часть была разобрана, а на её месте выстроен мазанковый корпус с высокой башней и неизменным ныне шпицем на воротах. Наконец, вскоре и боковые флигеля были заменены мазанковыми «магазейнами», возле которых вырыли канал, отделанный камнем. В середине XVII века Адмиралтейство было сломано и заменено другим, в свою очередь уступившему место в начале XIX века третьему, существующему ныне зданию. Но общий силуэт петровской башни и шпица преемственно сохранился и последним зодчим. Подобные постепенные превращения из дерева сначала в мазанки, а потом в камень претерпевали почти все петровские сооружения.

К концу 1711 – началу 1712 годов город уже широко раскинулся по обоим берегам Невы и перестал производить впечатление только деревни. С 1711 года лихорадочная стройка идет не только в Петербурге, но понемногу начинает перекидываться на окрестности. Идут работы в Котлине, Кроншлоте, строятся загородные резиденции Петра. Постепенно возникают Петергоф, Стрельна, Ближние и Дальние Дубки, дворцы: Екатерингофский, Подзорный, Анненгофский, Елизаветгофский. С самого основания Петербурга постоянно воздвигаются новые церкви. Все они были с высокими шпицами, несколько оживляющими монотонный вид города.

Рекоменудем посмотреть:

Алексей Гаврилович Венецианов
Русский художник, представитель романтизма (известный прежде всего своими сельскими жанрами). Родился в Москве 7 (18) февраля 1780 в купеческой семье. В молодости служил чиновником. Искусство изучал во многом самостоятельно, копируя карти ...

Роль отца и сына Растрелли в истории русской культуры
Карло-Бартоломео Растрелли, литейщик из металла и скульптор. Время его рождения, равно как и смерти, неизвестно. Купил себе во Франции графский титул и в 1716 г. был вызван Петром Великим в Петербург для литья пушек и для художественных р ...

Легенда о всемирном потопе
Вопрос о всемирном потопе коснулся и государства Шумеров. Леонардо Вулли обнаружил трёхметровый слой чистого песка без каких-либо следов человеческой деятельности, внезапно прерывающий культурные слои Ура. Это является бесспорным доказате ...