Военные праздники

Помимо ежегодных царских праздников при Петре I появляется ряд военных празднеств, которые использовались для повышения авторитета новой регулярной армии и флота и прославления успехов русского оружия и изматывавшей страну Северной войне. К 1725 г. ежегодными торжествами отмечались 7 викторий и заключения Ништадтского мира. Повторяемый из года в год праздничный военный цикл открывался 27 июня воспоминанием о славной Полтавской баталии, 27 июля праздновали морские победы при Гангуте и Гренгаме, 9 августа - взятие Нарвы, 28 сентября - победу при Лесной, 11 октября - взятие Шлиссельбурга, 16 октября - битва при Калише. Наконец, 30 августа ежегодно отмечались годовщины Ништадтского мира. Дни Полтавского сражения и заключения Ништадтского мира являлись всероссийскими праздниками. Торжества всегда проводились там, где находился царь - чаще всего в Петербурге.

Форма торжества в большинстве случаев была единой. В Петербурге утренняя церковная часть состояла из литургии, молебна и проповеди в Троицком соборе в присутствии императорской фамилии, знатных лиц и выстроенных в параде войск. На Царицыном лугу царь-полковник угощал вином и пивом гвардейские полки. На Неве против дворца бросал якорь украшенный флагами и вымпелами царский фрегат. Ночью город, крепости и фрегат освещала иллюминация.

В послепетровское время число ежегодных военных праздников сильно сократилось, при Екатерине I еще отмечались Полтавская годовщина, Ништадтский мир. 11 июля публично праздновалось «воспоминание Турецкой акции» - неудачного Прутского похода в котором императрица проявила сметливость, позволившую избежать тяжелых последствий окружения армии и не допустить пленения царя. 1741 г. среди викториальных дней отмечалось заключение мира с турками в 1740 г. Согласно месяцеслову на 1795 г., молебны служились в дни сражений у Лесной, у Гангута и Грингамы, в честь взятия Нарвы и Шлиссельбурга, а среди государственных торжеств отмечалось воспоминание сражения под Полтавой. К петровским молебнам добавились молебны по случаю Чесменского сражения (24 июля), «мира Кайнарджи и присоединения Таврического царства» (10 июля), «победы над прусской армией» при Гросс-Егерсдорфе (19 августа).

Впрочем, иногда в память одержанных побед при дворе не ограничивались только молебном. Так, 24 июля 1773 г. в Петергофе служили литургию «с коленопреклонением воспоминания победы под Чесмой». После «Тебе Бога хвалим» последовал 51 пушечный выстрел. Затем в Малиновой комнате присутствующие поздравляли императрицу и прикладывались к ее руке. В 1796 г. в 12 часам дня вся царская семья шествовала в сопровождении двора из покоев императрицы в придворную церковь. С «воспоминанием о сожжении и истреблении при Чесме турецкого флота» выступил духовник ее величества. Численность участников ежегодных придворных царских и военных торжеств была различной. В первой четверти XVIII в. в самых многочисленных уличных маскарадах и застольях участвовало до 1 тыс. человек. При Анне Иоанновне переместившееся в стены дворца общество состояло из лиц первых классов Табели о рангах и знатных персон (русские и иностранные министры, придворные дамы и кавалеры, гвардейские офицеры, высшее духовенство) и насчитывало по свидетельствам современников до 300 человек.

В царствование Елизаветы Петровны и Екатерины II на светские ежегодные праздники и иные торжества, как правило, приглашались военные, статские и придворные чины первых шести или восьми классов (военнослужащие до сухопутных полковников и майоров, гвардейских капитан-лейтенантов, морских капитанов 3 ранга, в статских чинах- до обер- секретарей, коллегий и секретарей Сената, вице-президентов надворных судов, обер-комиссары в коллегиях и т.д.) и знатное шляхетство. Еженедельные куртаги, маскарады и балы при дворе имели более узкий круг участников. На них приглашались лица первых четырех или пяти классов. Во время придворных протокольных мероприятий обед накрывался на первые четыре класс а, но чаще всего только на первые два (30-40 и более человек, включая императорскую фамилию).

Состав участников ежегодных табельных торжеств во дворце в основном определялся получением чина по Табели о рангах, и каждое лицо, имевшее ранг и находящееся в столице, имело право и неукоснительно получало повестку во дворец. При этом придворные чины уведомлялись Придворной конторой, иностранные дипломаты - Коллегией иностранных дел (с 1744 года - Церемониальной частью), гвардейские офицеры - полковыми канцеляриями, а остальные чины и знатные персоны – через столичную полицию, т.к. именно у нее имелись точные сведения о всех находящихся в городе лицах. Эта система не позволяла обойти приглашения кого-либо из числа обязанных по рангу быть при дворе. Так постепенно в XVIII веке вырабатывался новый протокол европеизированного двора, и определялись социальные границы русского «общества».

Рекоменудем посмотреть:

Салих Сайдашев и театр
Салих Сайдашев родился в Казани в 1900 году 3 декабря в доме №1 по улице Большая Мещанская, называемой теперь улицей Нариманова. Он родился после смерти своего отца Сайдашева Замалетдина, сына Бикчантая. Родословная Сайдашевых уходит корн ...

Эксперимент
1. Основные положения 1) Проверить принцип последовательности усложнения элементов Городецкой росписи; 2) Выяснить целесообразность усвоения основных элементов азбуки Городецкой росписи в той или иной группе (в данном случае группа маль ...

Малый театр как образец театра критического реализма
Малый театр — старейший театр России. Его труппа была создана при Московском университете в 1756 году, сразу после известного Указа Императрицы Елизаветы Петровны, ознаменовавшего рождение профессионального театра в нашей стране: «Повелел ...