Развитие науки и российское Просвещение

Страница 5

Підпис: Титульный лист
 прижизненного 
 издания
книги А. Н. Радищева

Поэтому необходимо сначала воспитать “новую породу, или новых отцов и матерей”. Отцы и матери воспитают в тех же правилах своих детей, те — своих, “и так следуя из родов в роды в будущие веки”. Это достаточно иллюзорное представление вылилось в конце концов в то, что образование стало сугубо сословным, для дворян предлагались привилегированные кадетские корпуса, “училища для благородных девиц”, для разночинцев— училище при Академии художеств, воспитательные дома в губерниях. Крестьян никуда не принимали, об их образовании ничего не говорилось [там же, с. 68, 69].

Підпис: Битье жены за измену. 
 Лубок

На словах программы воспитания, рекомендуемые училищам, были великолепны: запрещалось бить и тяжко наказывать детей, предлагалось находить среди них способных и т. д. Но сочинять теории оказалось легче, поскольку для их внедрения необходимы были способные и любящие свое дело специалисты, а таковых в России было не так уж много, а кроме того, в официальной жизни России после Петра слова стали значить больше, чем дела. Женское образование, которое осуществлялось в Смольном институте благородных девиц, тоже не смогло вырастить “новую породу людей”. В. В. Капнист (1758—1823) в комедии “Ябеда” писал о воспитанницах Смольного института:

Возможно ль дурочку в монастыре с шести

Годов воспитанну почти до двадцати,

Которая приход с расходом свесть не знает.

Шьет, на Давыдовых лишь гуслях повирает.

Да по-французски врет, как сущий попугай.

А по-природному лишь только: ай! да ай!

Возможно ли в жену такую взять мне дуру!

[152. с. 75]

При Екатерине II стало особенно заметным стремление выдавать желаемое за действительное. Можно сказать, что два великих государя XVIII века в России были в этом отношении полной противоположностью: насколько Петру важно было, чтобы слово и дело не расходились, настолько “просвещенная” государыня придавала главное значение слову, причем дело могло даже противостоять ему. Переписка с Вольтером, где затрагивались темы образования и просвещения, предложение издать знаменитую “Энциклопедию" в России, благодушные утверждения о том, что “ .в 60 лет все расколы исчезнут; коль скоро заведутся и утвердятся школы, то невежество истребится само собой; тут насилия не надобно” [310, с. 1], никак не вязались с усилением гнета крепостных и жестоко подавляемыми восстаниями крестьян.

Підпис: И. А. Ерменев. 
 Слепой с 
 поводырем

Создание системы школ и народных училищ шло так же насильно, как и введение посадки картофеля, вызвавшее “картофельные бунты” удельных и государственных крестьян. С одной стороны — Академия художеств, учрежденная государыней, с другой — “благородные невежды, ветреные щеголи, модные вертопрашки”, которых бичует сатира этого времени.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Рекоменудем посмотреть:

Усиление гонений на церковь и верующих
В 1930-х гг. продолжались активная антирелигиозная агитация, закрытие монастырей, храмов, молитвенных домов. В 1929 г. были приняты законы, согласно которым религиозная пропаганда объявлялась государственным преступлением, священники и чл ...

Культурное развитие новой России постсоветского времени
Период 1985-1991 гг. вошел в современную историю России как период "перестройки и гласности". В период правления последнего Генерального секретаря КПСС и первого президента СССР М.С.Горбачева в стране и в мире произошли важные с ...

Живопись
Изобразительное искусство эпохи империи не ограничивалось портретом. Ее правители стремились увековечить свои деяния с помощью рельефов, содержание которых носило повествовательный характер и которыми украшались монументальные алтари, три ...