Историческая реальность

Страница 3

В нашем столетии развернулась самая тяжелая драма, которая может постичь человека и его культуру, - «вертикальное» восстание человека-массы. Это бунт безымянных и нередко именитых агентов самодостаточной и самодовольной цивилизации против ценностей и смыслов культуры. Человек-масса – продукт индустриально-демократической цивилизации, и в своем логическом завершении он тоталитарен и катастрофен не только для культуры, но и самой цивилизации. Он – современный варвар.

В этом контексте видение культуры, как некоего триединства высшей, средней и низшей культур, является бессознательной или заинтересованной мимикрией реального господства цивилизационных и постоянно срывающихся в варварство ориентаций среднего класса как эквивалента человека-массы.

Совокупное и выразительное имя таких ориентаций – массовая культура, или масскульт. Его типичные черты – стандартизация, засилье легко доступных форм, апелляция к либидным инстинктам, рыночное отношение к искусству, науке, политике, религии как производителям потребительских стоимостей. Это даже не декаданс культуры, а ее вырождение, тупик.

Воссозданная панорама противоречивого взаимодействия современной цивилизации и культуры требует смыслового синтеза – выявления причин этой «любви-ненависти» и альтернатив исхода из лабиринта. Диагноз, поставленный классиками культурологической мысли, таков: абстрактный гуманизм не содержит надежных табу для перерождения в антропоцентризм, абсолютизацию свободы, культ своемерия человека.

Последствия такого перерождения имеют амбивалентный характер. С одной стороны, антропоцентризм обусловил неограниченную активность человека, его самоутверждение во внешнем мире. Однако этот триумф стал возможен лишь ценой разрушения естественных условий существования и развития человека, деградации индивидуальности, засилья и насилия эгоцентричных групп над обществом, действующим по принципу: «После нас хоть потоп». Трагический парадокс в том, что именно абстрактный гуманизм, стремление освободить и осчастливить человечество, стал идейным предтечей всех форм тоталитаризма.

В такой интерпретации гуманизм вообще обречен, ибо никакой прогресс общественного богатства не отменяет развития общественных потребностей. Главное – не в уровне общественного благополучия, а в несоответствии между функцией человека как производительной силы и его призванием как социально-творческой силы, разрыв между человечеством-самоцелью и человеком-средством. Конкретный человек остается заложником и жертвой абстрактного человечества.

Реальная гуманизация общества может произойти лишь путем кардинальной смены парадигмы гуманизма.

Поиск в этом направлении получил название контркультуры. Ее объективная предпосылка – трагедия творчества, невозможность свободной, творческой деятельности ренессансного типа в условиях засилья цивилизационных стандартов. Эта трагедия обнаруживается во всех сферах культурной деятельности.

Однако контркультура – хоть и протест, но не творческий, потому что она не переформулирует цели и ценности культуры, а упраздняет их. Это – попытка отказа от несостоявшегося абстрактного гуманизма и вместе с тем разрыв с гуманизмом как с принципом. Конструктивный исход из лабиринта «любви-ненависти» не в ней.

Исходный пункт реальной гуманистической альтернативы – не только констатация вне – и антикультурного характера современной цивилизации, но и исчерпания творческого потенциала абстрактно-гуманистического принципа. Человечество объективно стоит перед фундаментальным выбором: или отказ от гуманизма вообще, или обновление гуманизма. Решение этой кардинальной дилеммы зависит от уникальности нашего времени, степени зрелости субъекта исхода из его противоречий, характера новых ценностей и смыслов и, наконец, тенденций их практической реализации.

Уникальность нашей эпохи не может быть выявлена путем простой проекции на нее даже выверенных представлений о прежних переходных фазах социокультурной динамики. Современная эпоха – это не только новая, но и беспрецендентная глава в истории. Ее вектор пока проблематичен. Либо она будет последней главой в летописи человечества, либо драмой возрождения человека, его способности к разрешению гамлетовского вопроса «быть или не быть?» в новом качестве человекотворчества. Будущее не определено, и последнее слово – за человеком.

Страницы: 1 2 3 4

Рекоменудем посмотреть:

Барокко
Барокко (итал. barocco — «странный», «причудливый»; порт) — характеристика европейской культуры XVII—XVIII веков, центром которой была Франция. Стиль барокко появился в XVI—XVII веках в итальянских городах: Риме, Мантуе, Венеции, Флоренци ...

Федотовская традиция в 1850-1860х годах позапрошлого века
Жанристы второй половины XIX века могли с полным основанием искать истоки своего творчества в работах П. .А. Федотова. Сам Павел Андреевич был одинок в своей борьбе за новое направление в русском искусстве. Те художники, которые его окруж ...

В. Баженов
Величайший из мастеров русского классицизма – Василий Иванович Баженов (1737/ 38–1799). Хотя основные его замыслы не были осуществлены, а многие постройки до сих пор неизвестны, влияние этого зодчего на развитие архитектурной теории и пра ...