Исторический обзор русских свадебных традиций

Страница 2

В XIV—XV вв. брачный сговор завершался уже церковным обручением, которое подтверждалось грамотой. Есть основания предполагать, что к середине XIII в. древнерусский свадебный обряд был уже достаточно развит, о чем свидетельствует встречающаяся в описаниях свадеб того времени привычная для нас свадебная терминология – женитьба, замужество, венчание, свадьба, жених, невеста, сваты и т.п.

Сохранились древние миниатюры и рисунки, на которых изображены свадебные пиры и брачные обряды. Однако вплоть до XV в. нет достаточных сведений, чтобы составить целостное представление о свадебном обряде. Можно лишь предположить, что в XIV в. с образованием великорусской народности складывается и развивается национальный свадебный обряд, который постепенно становится нормой для русского народа. Вместе с тем этот обряд в разных местностях со временем приобретал свои отличия и особенности, т.е. существовал в разнообразных формах. Начиная с XV в. появляются более подробные описания княжеских свадеб, позволяющие точнее определить основные черты великорусского свадебного обряда [16, с. 218].

Дошедшие до нас описания XVI в. чинов царских и княжеских свадеб помогают составить довольно полное представление об обряде, бытовавшем на Руси в то время. Кроме того, становится очевидно, что этот обряд в основном сформировался уже к середине XIV в.

Однотипные указания на соблюдение старой традиции – «как истори уряжено», «как прежде велось» – постоянно встречаются и в описаниях других царских свадеб того времени. Помимо того, что эти данные помогают установить время формирования обряда, можно увидеть четко выраженное стремление русских государей строго соблюдать древний свадебный чин, которому следовали при заключении брака их предки. Ясно и то, что народный обряд продолжал оставаться обязательной частью бракосочетания, в то время как православная церковь настойчиво внедряла церковный брак, вводила в народный обряд православную символику, атрибуты и элементы ритуала [9, с. 139]. Изучение «чинов» княжеских свадеб XVI в. (дочери Ивана III c князем В. Холмским. 1500 г., великого князя Василия Ивановича и Елены Глинской, 1526 г., князя Андрея, младшего брата Василия, 1533 г.) позволяет утверждать, что к XVI в. уже сложилась терминология великорусского свадебного обряда, определилась номенклатура свадебных чинов и ид функции, были приняты особая свадебная одежда, пища и атрибутика, определились основные обрядовые этапы свадьбы, существовал свадебный фольклор.

Особый интерес для характеристики обряда XVI в. представляет «чин свадебный», обычно сопровождающий текст «Домостроя», но не включенный в него.

Домострой – это, с одной стороны, оригинальный памятник древнерусской литературы, с другой – исторический документ, отражающий взгляды московского правительства времени Избранной рады. Он свидетельствовал о стремлении к упорядочению различных сторон частной жизни народа, к созданию таких форм, которые соответствовали бы народным традициям и вместе с тем отвечали требованиям светской и духовной власти. Скорее всего, такие рекомендации не полностью отражали реально бытовавший свадебный обряд (о чем можно судить из сравнения с описаниями, приводимыми в воспоминаниях иностранцев, посетивших Россию в XV-XVI вв.), но они дают представление о существующих этапах брачного обряда, его атрибутике, составе свадебных чинов. Вместе с тем, они помогают понять соотношение древних традиционных элементов свадебного обряда с обрядами, предписываемыми православной церковью [12, с. 98].

Во второй половине XVI – начале XVII в. народный обряд все еще оставался бытовой нормой. Он по-прежнему содержал множество разнохарактерных в разновременных элементов. С одной стороны, в нем сохранялось много обычаев с дохристианского времени, с другой – в обряде явно усилились церковные элементы. Так, Михаил Романов уже не стал разбивать после венчания склянку, как это делали его предшественники, молодых чаще стали кропить «святой водой», перед расчесыванием волос и покрыванием невесты протопоп читал специальную молитву и т.п.

Со второй половины XVII в. церковь более настойчиво борется за введение церковного брака и вместе с тем усиливает противодействие народному обряду. Эта тенденция просматривается в описаниях свадебного чина, сделанного приказным посольского приказа Григорием Котошихиным. Он не упоминает некоторые древние магические элементы, известные по более ранним записям и отмечаемые в более позднее время (обсыпание хмелем, разбивание стеклянного кубка во время венчания и др). Вместе с тем, отмечает детали, ранее не встречавшиеся в обряде, но связанные с официальной религией (например, родительское благословение). То же направление ощущается в проповедях митрополита Даниила. В них о народном свадебном обряде говорится с осуждением, так как он не соответствует церковному браку [22].

Страницы: 1 2 3 4

Рекоменудем посмотреть:

Храм для Артемиды
Турция, VI век до нашей эры. В античные времена Эфес был одним из крупнейших портов на западном побережье Малой Азии. По Эгейскому морю к нему из разных городов Средиземноморья приплывали торговые суда. Но прославился Эфес не столько сво ...

Скинхеды
В самом деле, российские скинхеды, возникшие как оформленное движение в начале 90-х годов ХХ века (всплеск численности скинхедов относят к периоду после событий сентября-октября 1993 г), хоть и по форме близки к западным аналогам, но поро ...

Связь культурологии с другими науками
Рассмотрим подробнее те науки, на базе которых формируется культурология и с которыми она тесно связана. Важное место в системе наук о культуре занимает философия культуры. Долгое время общетеоретические проблемы культуры разрабатывались ...