Салих Сайдашев и театр

Информация » Салих Сайдашев и театр

Страница 2

Официальное оформление театрального оркестра произошло, судя по документам, в 1929 г. Один из приказов директора театра гласил: "В связи с организацией штатного оркестра ТГАТ на заведующего музыкальной частью театра тов. Сайдашева С. З. возлагается руководство оркестром в Татарском государственном академическом театре на постановках, а также на всех концертах, устраиваемых где бы то ни было по предложению дирекции театра"[2]. После издания приказа по предложению Сайдашева в состав театрального оркестра приняли контрабасиста Саюлина, кларнетиста Сергеева, виолончелиста Аквельянова и других музыкантов. Но все же оркестрантов не хватало. Профессор КГУ историк Е. Бусыгин, игравший когда-то на скрипке в оркестре С. Сайдашева, вспоминал, что музыкантов было всего около 20 человек[3].

Представить сегодня, как звучали произведения С. Сайдашева в исполнении такого малочисленного оркестра, мы можем по двум сохранившимся записям — "Марш Комсомолия" и "Шәрык биюе" (Восточный танец) из спектакля "Тахир — Зөхрә" (Тахир и Зухра). Музыка танца до сих пор остается одной из самых известных в творчестве композитора.

С. Сайдашеву неоднократно приходилось приглашать в оркестр музыкантов со стороны. Так случилось, например, в Москве во время проведения I-й Всесоюзной олимпиады искусств народов СССР, куда татарский драматический театр выезжал на гастроли с 14 июня по 4 июля 1930 г. Сохранились расписки (с пометками Сайдашева) приглашенных оркестрантов в получении гонорара (за музыкальное сопровождение спектакля "Огненное кольцо" и за концерт артистов ТГАТ в рабочем клубе)[4]. Надо заметить, что инициатива С. Сайдашева по приглашению исполнителей со стороны не получала одобрения руководства театра. В одном из приказов директора ТГАТ руководителю оркестра было запрещено совершать такие действия без санкции главного режиссера[5].

В период работы С. Сайдашева в татарском драматическом театре там играли артисты, обладавшие превосходными вокальными данными. Это — Р. Кушловская, Г. Кайбицкая, С. Садыкова, М. Рахманкулова.

При создании Татарской оперной студии при Московской государственной консерватории (МГК) в связи с предстоящим открытием в Казани оперного театра (открыт в 1939 г.) вышел приказ директора ТГАТ о разделении театра на два состава и о переходе части сотрудников в студию Татарского государственного музыкального театра[6]. В январе 1934 г. эта группа уехала на учебу в Москву, в том числе и С. Сайдашев[7]. Его, уже достаточно известного композитора, отправили учиться азам музыки с людьми, только начинавшими свой творческий путь. Основной причиной стало отсутствие у него диплома об окончании какого-либо музыкального учебного заведения.

Отсутствие музыкального образования порой служило поводом для нападок на композитора его противников. В начале 1930-х гг. авторы критических публикаций журнала "Совет әдәбияты" (Советская литература) прямо указывали на связь обнаруженных ими "ошибок" в творчестве С. Сайдашева с недостаточностью его музыкального образования. Собственно такова была общая тенденция, и многие оценки тиражировались исходя из конъюнктуры. Московские представители Российской ассоциации пролетарских музыкантов (РАПМ), в частности, известные музыковеды Лебединский и Брюсовой, призывали к борьбе против буржуазных элементов в музыке, названных ими "цыганщиной" и "фокстротчиной", ратовали за появление пролетарских композиторов. Отражением этих лозунгов стала статья Х. Туфана "Нужны пролетарские композиторы" (кстати, поэт часто выступал в печати с анализом татарской музыки) [8].

Журнал "Яңалиф" (Новый алфавит), в свою очередь, провел опрос читателей по поводу возможных путей развития татарской музыки. Среди прочих были заданы вопросы, имеющие непосредственное отношение к татарскому драматическому театру, творчеству некоторых композиторов, прежде всего С. Сайдашева. Вот некоторые из них: "Ваше мнение об отдельных композиторах (Сайдашеве, Габаши и других), чем определяется их творческое своеобразие?"; "Следует ли отказаться от таких произведений, как "Сания", "Наемщик", "Зәңгәр шәл", "Эшче"? Если да, то почему и как быть с музыкой? Можно ли извлечь из них пользу будущей культуре? Не входит ли музыка этих произведений в противоречие с либретто, или музыку и либретто надо рассматривать отдельно?"[9]. В журнале "Совет әдәбияты" были напечатаны ответы музыкантов А. Литвинова, С. Габаши, А. Ключарева, поэта Х. Туфана. А. Ключарев отметил популярность творчества С. Сайдашева, но задавался вопросом: нужна ли такая легкопроникающая музыка? Он рассуждал о преодолении "цыганщины" в русской музыке и призывал С. Сайдашева работать над собой, указав на недостаточность его музыкального образования. Х. Туфан увидел элементы фокстрота в "Восточном танце". Были и более грубые выпады, вплоть до обвинения в халтуре. Сайдашева упрекали в том, что он не уделяет внимания показу в музыке, прежде всего, революционных настроений и движения народных масс, а также обрисовке отрицательных персонажей. Сегодня эта критика в адрес сочинений, считающихся лучшими в творчестве Сайдашева, композитора преимущественно лирического, задушевного склада дарования, воспринимается как удивительное и странное явление.

Страницы: 1 2 3 4

Рекоменудем посмотреть:

Понятие «стиль»
Еще одной значимой в философии искусства и в искусствознании категорией является стиль. Фактически это более свободная в фор­мах проявления и своеобразная модификация канона, точнее — достаточно устойчивая для определенного периода истори ...

Современная молодежная субкультура и музыка
В наше время феномены молодежной субкультуры привлекают внимание социологов, культурологов, психологов. При этом причины интереса достаточно разнообразны. Молодежная субкультура может рассматриваться, как богатый источник инноваций и откр ...

Русский классицизм в XIX веке
Первую треть XIX называют «золотым веком» русской культуры. Начало его совпало с эпохой классицизма в русской литературе и искусстве. Здания, построенные в стиле классицизма, отличаются чётким и спокойным ритмом. Петербургский классицизм ...