Советская культура: падения и взлеты, надежды и свершения

Информация » Советская культура: падения и взлеты, надежды и свершения

Страница 7

Конец сороковых—начало пятидесятых годов, пожалуй, самое тяжелое время для советской культуры. Снова появились официальные установки для искусства. На этот раз они требовали воспевать “пафос восстановления”, подчеркивая только положительные моменты действительности. Все, что в действительности не соответствовало желаемому, объявлялось случайными отклонениями. Непременным условием для искусства считалось отражение в нем роли партии практически в любом сюжете. А. А. Фадеева (1901—1956), который был секретарем Союза писателей и отличался лояльностью по отношению к властям, подвергли жестокой критике за то, что он не слишком ярко осветил в романе “Молодая гвардия” партийное руководство комсомольским подпольем. М. Исаковский (1900—1973) подвергся нападкам за стихотворение “Враги сожгли родную хату”, как недостаточно патриотическое. А. Платонова, чьи романы “Котлован”, “Чевенгур” и “Ювенильное море” были не допущены к печати еще в довоенное время, лишили права жить писательским трудом. Новый виток получили нападки на “формализм” в искусстве. По этому обвинению были отвергнуты произведения композиторов С. Прокофьева и Д. Шостаковича, резкой критике подверглись журналы “Звезда” и “Ленинград”. В результате этой критики оказались в творческом изгнании А. Ахматова, М. Зощенко, режиссер С. Эйзенштейн. Казалось, что никакие заслуги перед отечественной культурой не могут быть приняты в расчет новой опричниной. С. Эйзенштейн (1898—1948), еще к десятилетию революции создавший кинофильм “Броненосец Потемкин”, признанный лучшим фильмом всех времен и народов, болезненно переживал запрет фильма “Иван Грозный”. Однако процветали авторы, создававшие лубочные произведения, тщательно украшавшие действительность и выдававшие желаемое за действительное, такие, как С. Бабаевский (“Кавалер Золотой Звезды”) и другие.

В эти годы единственной отдушиной в культурной жизни стало освоение, новое прочтение классического наследия. Это окзалось ближе всего и доступнее театру. Единственной ахиллесовой пятой этого вида искусства было то, что театральная жизнь концентрировалась в Москве и Ленинграде, провинция же в этом плане чаще всего могла довольствоваться гастрольными выступлениями.

Как и прежде, двойственным был и процесс развития науки. “Холодная война” потребовала разработки научных направлений, связанных с обороной. В различных дискуссиях ищут новые горизонты науки биологи, физики, экономисты, философы. Однако сложившаяся система руководства наукой, ставившая в первый ряд верность ученого идеологическим установкам, исключала любое проявление научного свободомыслия. Состав научных кадров также не был однороден. Наряду с такими учеными, как С. И. Вавилов, П. Л. Капица (1894—1984), М. В. Келдыш (1911—1978), появились множество остепененных карьеристов. Именно их стараниями Н. И. Вавилов был объявлен “лжеученым”, кибернетика и квантовая механика — “оккультными науками” и “служанками империализма”. Многих философов, экономистов и лингвистов лично Сталин обвинил в “научном невежестве”.

Во второй части запрещенного кинофильма С. Эйзенштейна “Иван Грозный” есть сцены безудержного разгула опричников. Месиво красок, вихрь пляшущих людей, бессмысленность всего, что происходит, отдает какой-то первобытной дикостью. Главное в этом эпизоде — безумие людей, не знающих, куда они несутся. Казалось, великий мастер кино предвидел те процессы, которые оборвала смерть вождя в 1953 году.

Сталинский период, связанный с развитием отечественной культуры, был слишком длительным, он совпал с переломом, произошедшим в сознании людей в период революции и гражданской войны, и поэтому не мог быть отброшенным или забытым в короткий период времени. Противоречия между желаемым и действительным, между лозунгом и жизнью, между богатым творческим потенциалом общества и ограничениями самого различного характера не исчезли вместе с исчезновением вдохновителей этих противоречий. Осуждение культа личности еще не обозначало его преодоления, что сказалось в полной мере в последующие годы. Двойственность в отношениях к миру, обществу, своей собственной деятельности вызвали к жизни еще один феномен, особенно сильно проявившийся в сознании общества: пренебрежение к настоящему, при котором более высокую ценность приобретает либо прошлое, либо будущее. Взгляд в прошлое рождает часто ностальгию, но чаще чувство бесконечной привязанности к своему отечеству, о котором говорил еще Пушкин:

Страницы: 2 3 4 5 6 7 8

Рекоменудем посмотреть:

«Пейзаж настроения»
Жил преимущественно в Москве. Работал также в Останкине (1880-1883), в различных местах Московской и Тверской губерний; в Крыму (1886, 1899), на Волге (1887-1890), в Италии, Франции, Швейцарии и Финляндии (1890-е гг.). Художник преодолел ...

Развитие образования в Месопотамии
Основой любой древней культуры является письменность. Именно с зарождением и развитием письменности можно связать необходимость появления образования вообще. Месопотамская письменность в своей древнейшей, пиктографической форме появляетс ...

Пейзажный жанр
В последней четверти XVIII века приобрел самостоятельность пейзажный жанр. В 1776 году С.Ф. Щедрин стал первым профессором и руководителем пейзажного класса. Характер его пейзажей лирический, поэтичный. Это в основном изображение окрестн ...