Общие темы творчества

"

Природа . Вот вечно и призывно звучащий зов красоты, свежести, чистоты, который связывает человека с миром жизни Земли, не ведущей счета годам, ибо нет машин, могущих подсчитать с точностью количество зорь и закатов, поцелуев и вздохов, меру горя и счастья. Проснись! . И тогда душе твоей, иногда замороченной суетой, станут особенно дороги художники, а их не так много, которые открывают немеркнущий, лучезарный, а порою трагический облик купели нашей - Родины. И среди мастеров, сумевших в своих полотнах остановить само время и дать нам возможность вглядеться в диво, которое нам дадено, был Левитан".

Левитан любил природу до восторженного поклонения ей, он как никто другой глубоко чувствовал, понимал ее, умел настроиться на ее состояния. Свое восхищение перед солнечным светом и любование многообразной игрой красок в природе лучше всего художнику удалось запечатлеть в своих небольших, простых по мотиву, но прелестнейших произведениях: "Первая зелень. Май" (1888) и "Мостик. Саввинская слобода" (1884). Не столько рассказ о жизни природы, сколько естественное впечатление от увиденного и поразившего чуткую к красоте душу художника передано в картине "Березовая роща" (1885-1889). Излюбленными местами Левитана для летней работы на этюдах и отдыха в это время были Саввинская слобода под Звенигородом или усадьба Киселевых "Бабкино", на реке Истре, недалеко от Нового Иерусалима, где он провел не одно лето вместе с семьей Чеховых.

Дружба с Левитаном, восхищение его работами, видимо, многое дали и Чехову как писателю и мыслителю. Как и Левитан, он готов был "душу отдать за удовольствие поглядеть на теплое вечернее небо, на речки, лужицы, отражающие в себе томный, грустный закат". Подмосковную природу он стал называть левитанистой и писал в одном из писем их общему товарищу - архитектору Федору Шехтелю: "Стыдно сидеть в душной Москве, когда есть Бабкино . Птицы поют, трава пахнет. В природе столько воздуха и экспрессии, что нет сил описать . Каждый сучок кричит и просится, чтобы его написал Левитан".

Перекликаются с творчеством Левитана произведения 1880-х годов: повесть "Степь", рассказы о детях и животных, в которых важнейшую роль играют образы природы и выражены представления писателя о норме, истинно человечном образе мыслей и чувств.

В 1890 году Левитан представил широкой публике свою знаменитую картину "Тихая обитель", и ее успех по-своему отразился и в творчестве Чехова. В его повести "Три года" есть эпизод, где героиня на художественной выставке рассматривает полюбившуюся ей картину: "На первом плане - речка, через нее бревенчатый мостик, на том берегу тропинка, исчезающая в темной траве . А вдали догорает вечерняя заря. И почему-то стало казаться, что эти самые облачка, и лес, и поле, она видела уже давно и много раз, и захотелось ей идти, идти и идти по тропинке, и там, где была вечерняя заря, покоилось отражение чего-то неземного, вечного, океана чистой радости и ни чем не омраченного блаженства . "

В конце 1890-х годов для Левитана особенно характерным стало обращение к сумеречным пейзажам, изображению спящих деревень, лунных тихих ночей. В таких работах (Лунная ночь в деревне, 1897, Восход луны. Деревня, 1898; пейзаж на камине в доме А.П. Чехова в Ялте; Сумерки. Стога, 1899) он достиг небывалого лаконизма изображения. В этих работах отражена философская глубина взгляда позднего Левитана на мир, они сопоставимы с образами Чехова в рассказах конца 1890-х годов часто выражавшего свои сокровенные мысли и чувства через пейзажи, близкие левитановским. Так, в рассказе Человек в футляре (1898) пошлости и мелочам обывательского быта противостоит красота, бесконечность природы и вызываемых ею чувств и мыслей: "Когда в лунную ночь видишь широкую сельскую улицу с ее избами, стогами, уснувшими ивами, то на душе становится тихо; в этом своем покое, укрывшись в ночных тенях от трудов, забот и горя, она кротка, печальна, прекрасна, и кажется, что и звезды смотрят на нее ласково и с умилением и что зла уже нет на земле и все благополучно".

Оба художника были не только авторами "печального пейзажа", но умели передавать восторг перед красотой природы. Их работы пронизаны чувством горячей любви к своей Родине. Тяжело больной Левитан пишет из Италии художнику А.М. Васнецову: "Воображаю, какая прелесть теперь у нас на Руси, - реки разлились, оживает все . Нет лучше страны, чем Россия!"

Рекоменудем посмотреть:

Интенция
Согласно психологическому словарю, данное слово обозначает направленность сознания, мышления, воображения на какой - либо объект. А в качестве вполне корректного приёма убеждения выступает, во- первых, сам процесс нацеливания собеседника ...

Живопись на открытом воздухе
Эта серия пейзажей - очень удачный опыт Щедрина пленериста, мастера живописи на открытом воздухе. Каждое полотно серии - не простое копирование предыдущего, а постепенное расширение пленерных задач, все более удачное насыщение светом и во ...

Американская легенда
Имеется несколько ранних фотографий Альфреда Стиглица (1864 — 1946), которые представляют собой настоящие поэтические жемчужины, являющиеся и сейчас, спустя более полувека, образцами графического искусства. Повторяющиеся средние планы не ...