Русская духовная культуpа. Русский национальный хаpактеp, понятие этноса, менталитет

Информация » Русская духовная культуpа. Русский национальный хаpактеp, понятие этноса, менталитет

Наша культура стала выделяться в особый тип в рамках христианской цивилизации в IX-XI вв. в ходе образования государства у восточных славян и приобщения их к правосла­вию.

Большое влияние на формирование этого типа культуры оказывал геополитический фактор - срединное положение России между цивилизациями Запада и Востока, служившее основой ее маргинализации, т.е. возникновения таких пограничных культурных районов и слоев, которые, с одной стороны, не примыкали ни к одной из известных культур, а с другой - представляли собой благоприятную среду для разнообразного культурного развития.

Изучение российской цивилизации в отечественной науке только начинается. К наибо­лее часто выделяемым ее признакам относят самодержавную форму государственной власти или, как определил этот тип власти историк М. Довнар-Запольский, «вотчинное государст­во»; коллективистскую ментальность; подчинение общества государству» (или «дуализм общества и государственной власти»), незначительный объем экономической свободы.

Что касается стадий развития российской цивилизации, то существуют различные точ­ки зрения. Одни ученые считают, что с IX в. и по настоящее время в том ареале, который на­зывается Россией, была одна цивилизация. В ее развитии можно выделить несколько этапов, различающихся особыми типологическими чертами, что позволяет квалифицировать их как самостоятельные историко-культурные общности: Древняя Русь (IX-XIII вв.), Московское царство (XIV-XVII вв.), Имперская Россия (с XVIII в. и по сей день).

Другие исследователи полагают, что по XIII в. существовала одна «русско-европейская», или «славянско-европейская» цивилизация, а с XIV в. - другая: «евразийская», или «российская».

Смену цивилизации связывают чаще всего с тем, что, согласно «пассионарной» кон­цепции Л.Н.Гумилева, в XIV в. начинается генезис русского народа и российского супер­этноса. (Прежний, славянский по характеру этнос к этому времени прекратил свое существо­вание.)

О «славяно-европейском» характере древнерусской цивилизации говорят, исходя из предположения Б.А. Рыбакова о доминировании в ней славянского субстрата.

Древнерусские летописи, действительно, подчеркивают славянское и отчасти сканди­навское происхождение населения Руси. Однако надо учитывать, что любая историческая хроника неизбежно проникнута подсознательным этноцентризмом.

Предпочтительнее выглядит концепция, согласно которой древнерусская народность складывалась в смешении по меньшей мере трех этнических компонентов - славянского, балтского и финно-угорского, с заметным участием также германского, тюркского и северо­кавказского этнических субстратов.

О преобладании славянского элемента можно говорить лишь в отношении прикарпат­ского и приильменского районов (по данным археологии и антропологии).

На остальных территориях Древней Руси картина либо не поддается однозначной этни­ческой идентификации (Приднепровье), либо свидетельствует о наибольшем распро­странении балтского (к северу от Припяти) или финно-угорского (к востоку от Валдая) ком­понентов.

Доминантной формой интеграции «русско-европейской» цивилизации было (как в Ев­ропе - католицизм) православие, которое хотя было принято и распространялось на Руси го­сударством, но в значительной степени носило автономный по отношению к нему характер.

Русская православная церковь долгое время находилась в зависимости от константино­польского патриарха и лишь в середине XV в. обрела фактическую самостоятельность.

Само древнерусское государство представляло собой конфедерацию достаточно само­стоятельных государственных образований, политически скрепленных лишь единством кня­жеского рода, после распада которого в начале XII в. они приобрели полный государствен­ный суверенитет.

Православие задавало общий для Руси нормативно-ценностный порядок, единой сим­волической формой выражения которого был древнерусский язык.

Оно захватило все слои общества, но не всего человека: этим можно объяснить весьма поверхностный (формально-обрядовый) уровень христианизации «безмолвствующего» большинства, его невежественность в элементарных религиозных вопросах и наивное соци­ально-утилитарное толкование основ вероучения, столь удивлявшее европейцев.

Киевские князья не могли опираться, как римские или китайские императоры, на мощ­ную военно-бюрократическую систему или, как ахеменидские шахи, на численно и культур­но доминирующий этнос. Они обрели опору в православии и осуществляли построение госу­дарственности в значительной мере как миссионерскую задачу обращения язычников.

Опора государства на новую религию прежде всего как на социально-нормативный ин­ститут регулирования общественной жизни (в ущерб ее духовно-нравственному аспекту, об­суждаемому главным образом в церковных кругах) и сформировала тот особый тип русского массового православия - формального, невежественного, синтезированного с языческой мистикой и практикой. Как говорил Н.Бердяев, - «православия без христианства».

В первые века древнерусской государственности ее по многим формально-культурным и ценностно-ориентационным чертам можно рассматривать как «дочернюю» зону византий­ской культуры. Однако по большинству сущностных форм социально-политического устройства и жизнедеятельности Древнерусская цивилизация была ближе к Европе, особенно Восточной.

С традиционными обществами Европы того времени она имела целый ряд общих черт христианские ценности; городской характер «титульной», маркирующей общество в целом, культуры; преобладание земледельческого производства; «военно-демократический» харак­тер генезиса государственной власти; отсутствие синдрома сервильного комплекса (поголов­ного рабства) при соприкосновении индивида с государством.

Вместе с тем Древняя Русь имела целый ряд общих черт с традиционными обществами азиатского типа:

• отсутствие в европейском смысле частной собственности и экономических классов;

• господство принципа централизованной ре дистрибуции, при которой власть рожда­ла собственность;

• автономность общин по отношению к государству, порождавшая значительные воз­можности социо-культурной регенерации;

• эволюционный характер общественного развития.

В целом Древнерусская цивилизация на славяно-языческой основе синтезировала неко­торые черты европейских социально-политических и производственно-технологических реа­лий, византийских мистических рефлексий и канонов, а также азиатских принципов центра­лизованной редистрибуции.

Геополитический, а также экономический факторы предопределили появление в древ­нерусской цивилизации нескольких субкультур - южной, северной и северо-восточной.

Южная субкультура была ориентирована на азиатскую «степь». Киевские князья пред­почитали даже формировать дружинную гвардию из наемников племенного объединения «черных клобуков», остатков тюркских кочевников - печенегов, торков, берендеев, осевших на реке Рось. В период татаро-монгольского нашествия киевская субкультура прекратила свое существование.

Новгородская субкультура была нацелена на партнеров по ганзейскому союзу, пред­ставлявших торговые островки европейской цивилизации. Если новгородцы и прибегали к наемникам, то, как правило, ими становились варяги. Новгородская субкультура, сохранив­шаяся в период татаро-монгольского ига и усилившая свое европейское своеобразие, дегра­дировала после присоединения Новгорода к Москве в XV в.

Рекоменудем посмотреть:

Российский театр постсоветского периода
Смена политической формации в начале 1990-х и длительный период экономической разрухи кардинально изменили жизнь российского театра. Первый период ослабления (и после – и отмены) идеологического контроля сопровождался эйфорией: теперь мож ...

Влияние джаз-танца на внутреннюю и внешнюю гармонизацию личности
Основные принципы джаз-танца подобны принципам джаза в музыке. Это, возможно, и стало причиной единого названия. Итак, основные принципы: импровизация, полиритмия, полицентрия (последние два сродни музыкальной полифонии). Менее значимые п ...

Новые принципы строительства Петербурга в эпоху Просвещения. Архитектура классицизма
В начале царствования Екатерины II, пишет М. Пыляев, Петербург «все еще имел вид возникающего города. Улицы были нешироки, из них только три главные, примыкающие к Адмиралтейству, были вымощены камнем, другие выстланы были досками, дома в ...